Остались без поддержки

Depositphotos_49713485_1000_d_850В этом году на рынке агрострахования резко снизилось число договоров с господдержкой в растениеводстве. За три квартала хозяйств, застраховавших урожай, стало в 2,5 раза меньше.
В этом году на рынке агрострахования резко снизилось число договоров с господдержкой в растениеводстве. За три квартала хозяйств, застраховавших урожай, стало в 2,5 раза меньше.
В чем причина такой динамики и как можно решить проблему, «РГ» рассказал президент Национального союза агростраховщиков (НСА) Корней Биждов.

Что привело к снижению договоров по агрострахованию в этом году?

Корней Биждов: Закон об агростраховании с господдержкой вступил в силу в 2012 году, в 2012-2016 годах сегмент рос в среднем на 15-20 процентов в год, притом что в целом рынок страхования рос примерно на 10 процентов. Агрострахование с господдержкой и без рынок рассматривал как один из перспективных сегментов. Агростраховщики вложились в развитие направления, обучали специалистов в филиалах, расширяли представительства в регионах, нанимали экспертов, например агрономов.

В 2016 году темп роста агрострахования был 31 процент, но в конце этого же года началось активное обсуждение темы единой субсидии — в нее включили массу видов поддержки, дав регионам право самим решать, на что направлять деньги. Конечно, регионы будут в первую очередь развивать кредитную поддержку, так как это легко реализуемо. НСА неоднократно публично обращался в профильные ведомства — минсельхоз, минфин, что включение агрострахования в единую субсидию неизбежно приведет к сокращению этого рынка. Но даже мы не прогнозировали такого масштабного падения.

Рынок сельхозстрахования в 2017 году обрушился — даже в регионах, где ранее спрос на агрострахование с господдержкой был высоким: например, Белгородская, Самарская области, Краснодарский край не заключили ни одного договора. Одновременно было много локальных ЧС — в 30 регионах, причем в 10 из них не заключили ни одного договора по страхованию рисков в растениеводстве. Убытки аграриев составили около 3,3 миллиарда рублей, из них 1,8 уже подтвержден минсельхозом. Эти потери остались ничем не защищены в 2017 году. Хозяйства требуют прямых выплат из бюджета и, скорее всего, их получат. Но агрострахование с господдержкой во всем мире и в России нацелено на то, чтобы стимулировать крестьян самим защищать свои риски — для того чтобы бюджетные деньги были защищены на случай природных катастроф, агроклиматических колебаний. В 2017 году одно неправильное решение по единой субсидии перечеркнуло эту конструкцию.

Нужно вывести субсидию на агрострахование из единой или решать проблему по-другому?

Корней Биждов: Возможный вариант — внутри единой субсидии установить минимальную долю на агрострахование. А также установить коэффициент интенсивности страхования, застраховав риски, аграрий получает больше господдержки. Этот принцип уже апробирован регионами — в Ростовской области аграрии, застраховавшие посевы, получают погектарную поддержку в большем размере. Точно так же по ЧС — если регион выполнил целевые показатели по агрострахованию, его аграрии могут претендовать на большее возмещение. Если нет, то, например, только на 30 процентов. Этот вариант обсуждается, но пока сложно сказать, когда это будет принято и в какой форме. Мы боремся за то, чтобы эти решения были приняты в 2017 году, чтобы в следующем году хотя бы частично восстановить охват застрахованных площадей.

Только ли единая субсидия ограничивает агрострахование в регионах? Готовы ли страховщики работать с фермерами?

Корней Биждов: Проблема активности страховщиков существует, но она не ключевая. Агрострахование во всем мире — высокоубыточный бизнес. В России из 236 страховщиков только 23 хотят заниматься им. Среди них есть очень приличные небольшие региональные компании, которые обслуживают только определенный тип сельхозпроизводителей своего региона. Эти компании работают не в убыток.

Чтобы увеличить охват и заинтересованность страховых компаний, нужно решить проблемы прозрачности сельхозпроизводства. Даже крупные страховщики не могут проконтролировать, вовремя ли прошел сев, были ли кондиционные семена, как обрабатывали посевы. В некоторых регионах эта процедура отлажена, например на Ставрополье. Но даже в проблемных регионах можно работать. Мы подписали соглашение с Бурятией, где в течение шести лет — засуха. Разработали специальную программу, провели два семинара, убедили нескольких страховщиков там работать. И в этом году застраховано 26 процентов посевов. Информационно-разъяснительная работа по повышению финансовой грамотности аграриев в регионах — одно из ключевых направлений работы НСА, мы его будем активно развивать.

Есть ли проблемы с выплатами аграриям по страховым случаям?

Корней Биждов: В 2012-2016 годах аграрии получили больше 27 миллиардов рублей страховых выплат, из них 15 — только по страхованию с господдержкой. Количество выплат — около 7 тысяч. Отказов за эти годы было 650, судебных споров — около 6-7 процентов от количества выплат. Это минимальные цифры в сравнении с другими сегментами.

У многих фермеров завышенные ожидания как по срокам, так и по процедуре выплат. На практике, чтобы получить возмещение, необходимо собрать пакет документов. Это не прихоть страховщиков, а требование, например, Налогового кодекса — страховое возмещение не облагается налогом. Процедура кажется многим аграриям сложной. Чтобы документально подтвердить, например, засуху, нужна справка от метеорологической службы. Здесь еще проблема в очень низком охвате некоторых сельхозрайонов метеостанциями.

Поможет ли космический мониторинг?

Корней Биждов: Мы хотим использовать его как доказательную базу страхового события. Но это должно быть нормативно закреплено. Сейчас у страховщиков НСА есть бесплатный доступ к космомониторингу на определенной площади. Некоторые страховщики активно используют космомониторинг в преддоговорной работе, на стадии оценки риска. Мы проанализировали результаты его использования и выяснили, что девять самых активных страховщиков контролируют более 76 процентов рынка страхования урожая сельхозкультур.

Какие краткосрочные и среднесрочные задачи по развитию агрострахования вы ставите?

Корней Биждов: Несмотря на масштаб проблемы с единой субсидией, мы рассматриваем ее как тактическую задачу. Мы должны ее решить вместе с органами власти. Стратегическая проблема — это две ветви, аграрии и страховщики, которые должны идти навстречу друг другу. Страховщики должны иметь больше продуктов и отдельных программ, возможностей моделировать свои договора и предложения для конкретных хозяйств в конкретном регионе. Пока это невозможно, надо вносить изменения в закон — они практически уже согласованы всеми заинтересованными ведомствами и, надеюсь, в весеннюю сессию 2018 года будут приняты. Агрария нужно стимулировать, показывать преимущества агрострахования. Менять систему, постепенно и поэтапно изменяя нормативную базу, чтобы, с одной стороны, увеличивать спрос аграриев, а с другой — предложение страховщиков. И не допускать ситуации долгосрочного проигрыша или большого минуса какой-либо стороны.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Полезные ссылки:

Герб

Министерство сельского хозяйства края

logo

Гос. услуги Службы Гостехнадзора края