Россия не готова наращивать экспорт сельхозпродукции при помощи ВТО

6 ноября на подведении итогов первого года членства России в ВТО премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что главным положительным результатом стало «общее повышение конкурентоспособности нашей экономики». Однако большинство отечественных компаний не заметили никаких изменений — ни в плюс, ни в минус. За исключением отдельных отраслей сельского хозяйства. Эксперты этого сектора уверены: в ближайшее время российские аграрии вряд ли смогут побороться за иностранного потребителя.

12

Специалисты ВТО упирают на то, что членство в ней дает равные преимущества для торговли на международном рынке всем странам. Некоторые эксперты считают, что один из самых серьезных потенциалов Россия имеет в сельском хозяйстве.

«В России сосредоточено 9% потенциальных пахотных угодий и 40% чернозема от общего числа земли в мире, — говорит Александр Фомин, председатель научно-экспертного совета при комитете Госдумы по аграрным вопросам. — При таких ресурсах мы производим всего 1,5% продукции в мировом сельском хозяйстве. Мы ежегодно импортируем продовольствия в среднем на 25 млрд. рублей больше, чем экспортируем. А учитывая наш неиспользованный потенциал, упущенная выгода более 50 млрд. рублей. Эта цифра сопоставима с валовой выручкой нашей страны от экспорта газа. При том что продовольствие — абсолютно возобновляемый ресурс».

1 diam

Структура экспорта в товарообороте Алтайского края в I полугодии 2013 года.

2 diam

Структура импорта в товарообороте Алтайского края в I полугодии 2013 года.

tabl

Ввозные таможенные пошлины на рынки свинины в России.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Но аналитики признают, что сегодня наша аграрная отрасль не готова конкурировать с ведущими производителями международного рынка продовольствия по большей части продукции. С этим согласны и алтайские аграрии. В качестве исключения они называют зерно и мясо птицы.

«В плане экспорта в рамках ВТО у России есть перспективы разве что для птицеводства, — считает Иван Яшкин, председатель «Мясного союза Алтая». — Оно раньше начало развиваться, бройлерное производство вообще одно время росло высокими темпами. Но скотоводство топчется на месте, а свиноводство в этом году подсекли. Пока свинину не экспортируем. Мы же раньше и не думали отправлять ее на экспорт. В 90-е было нечего поставлять! Может, как корма подешевеют, наши цены станут конкурентоспособны».

Проблемы внутри

Зависимость от господдержки и ценовую неконкурентоспособность вступление в ВТО выявило в первую очередь в свиноводстве. Ввозные таможенные пошлины на рынке свинины с августа 2012 года существенно снизили (см. таблицу). В сентябре 2012 года произошел скачок импорта на 34%, и далее последовал обвал цен на свиноводческую продукцию.
Закупочные цены на живых свиней, бычков и телок с лета 2012 к весне 2013 года упали с 85–90 до 50–60 рублей за 1 кг живого веса. Рынок оказался переполнен, и в I квартале 2013 года даже крупные производители фиксировали убытки. По информации отраслевых ассоциаций, предоставленной Александру Фомину, средняя рентабельность свиноводоводческой подотрасли в этот период составила -19%.

Однако эксперты замечают, что договоренности ВТО не были решающим фактором кризиса, а стали спусковым крючком. На протяжении последних 10 лет производство свинины в России росло ударными темпами.

«Наше перепроизводство свинины и рост цен на корма в начале этого года совпали со вступлением в ВТО, — объясняет Галина Юрова, зампредседателя профсоюза работников агропромышленного комплекса России. — Только Белгородская, Липецкая и Тамбовская области могли бы полностью закрыть потребность россиян в свинине. А у нас этот продукт выращивается еще много где».

Казалось бы, в таком случае страна готова к тому, чтобы начать активно экспортировать этот вид мяса. Но производители считают это невозможным, так как поставить адекватный мировому рынку ценник они все еще не могут (мешают растущие тарифы на топливо и другие издержки). Другие эксперты отмечают изначальное отсутствие ориентации наших производителей на экспорт. «Многие из причин даже не связаны с финансированием. Мы банально не знаем: чего хочет западный потребитель? В какой упаковке? По какой цене?» — комментирует Юрова.

К тому же российские аграрии хорошо осведомлены, что сельское хозяйство на мировой арене — высокомонополизированный бизнес (то же производство свинины сосредоточено в руках Бразилии, США и Китая).

Призрачная зеленая

Сейчас ситуация на рынке свинины выровнялась. После скачка импорта власть встала в оборону: запретила ввоз в Россию говядины, свинины, индейки и субпродуктов из США с 11 февраля 2013 года, а также импорт живых свиней, крупного и мелкого рогатого скота из Евросоюза с 20 марта 2013 года. Россельхознадзор объявил, что эта продукция не соответствует стандартам и санитарным требованиям. ЕС и США намерены оспаривать эти меры как нарушающие договоренности ВТО.

Государство поддерживает аграриев и финансово. ВТО ограничила Россию в прямой господдержке сельскому хозяйству (в рамках так называемой «желтой корзины») до $ 9 млрд. на период до 2013 года (к 2018 году эта сумма должна снизиться до $ 4,4 млрд.). Эксперты оценивают даже максимальную сумму нынешнего года как недостаточную для наращивания конкурентоспособности. При этом программы «зеленой корзины», где финансирование по правилам не ограничено, в стране не развиты.

«Здесь мы говорим не о прямых деньгах типа субсидий, — поясняет Галина Юрова. — Это, например, создание запаса продовольствия на случай чрезвычайной ситуации, который формируется за счет товаров, поставляемых отечественным бизнесом. Далее — обеспечение продовольствием нуждающихся. Прямая помощь фермерам в виде социальной помощи (очень часто самозанятые фермеры — люди, которые едва сводят концы с концами). В России в рамках продовольственных программ у нас сегодня мало что реализуется. Есть только попытки на уровне отдельных регионов. А это должна быть система, долгосрочные и постоянные программы, направленные на поддержку местного производителя».

Из-за отсутствия такой системы никакой веры в то, что «зеленая корзина» поможет, у аграриев нет.

«Федоров объявил, что через два года будут вводить продуктовые карточки для малообеспеченных семей. Но мы настороженно к этому отнеслись, — говорит Александр Вайс, исполнительный директор Союза крестьянских (фермерских) формирований Алтайского края. — Это отдаленные перспективы. И не думаю, что от них будет какой-то эффект сельхозпроизводителям. Прямая поддержка — тут все понятно. Ведь нам не хватает средств на приобретение ГСМ, удобрений. Субсидирование процентной ставки по кредитам — тоже все понятно. А если поддерживать потребителя и якобы это положительно скажется на производителе — думаю, вряд ли. Люди уезжают из села. Через два-три года обеспечивать малоимущих продуктами будет некому».

Сельхозтупик

Специалисты оценивают ВТО как рычаг, поворот которого пока успел существенно навредить только российским свиноводам (по остальным видам сельхозпродукции импортные пошлины изменились несущественно). Сегодня эксперты полагают, что государство в лучшем случае сможет и дальше удерживать его в неподвижном состоянии. Повернуть этот рычаг в свою сторону и пойти на экспорт в ближайшее время вряд ли удастся.

Мешать будет прежде всего недостаточно сильное аграрное лобби в нашей стране при высоком уровне защиты внешних сельскохозяйственных рынков.

«Важно мыслить не в терминах товаров, но в терминах политической силы групп, которые за товарами стоят, — говорит Сергей Афонцев, профессор кафедры мировых политических процессов МГИМО. — Политические позиции фермеров в ЕС, США и Японии огромны. Если вы хотите угробить там политические перспективы любой партии и любого кандидата, нужно наехать на интересы фермеров. Вас закопают сразу. Почему мы сдали позиции на переговорах в ВТО по мясу? Потому что в России финансовые компании имеют гораздо более сильные рычаги давления, чем «мясники». В обмен на уступки по финансам мы и «сдали» мясо. Все остальное отстояли».

Либерализация торговли сельскохозяйственной продукцией — один из вопросов, которые не могут решить на Дохийском раунде переговоров ВТО уже 12 лет. Развитым странам предлагается открыть доступ на свои рынки по всему спектру продукции для менее развитых, на что первые не согласны. С 2008 года из-за сельского хозяйства переговоры в тупике, и новые глобальные договоренности в торговле не появляются. Следующие переговоры назначены на декабрь этого года. Эксперты сомневаются, что на них случится перелом по больной сельскохозяйственной теме. И это еще один камень под рычаг ВТО для России.

Мнение эксперта

Дивакар Диксит,
сотрудник по экономическим вопросам Всемирной торговой организации:

России можно порекомендовать использовать для поддержки сельского хозяйства больше мер «зеленой корзины». Данная категория мер никак не ограничена. Расходы Китая на них составляют около $ 90 млрд. в год (это один из наибольших объемов расходов на меры поддержки «зеленой корзины»). Расходы Евросоюза приблизительно идентичны, США тратит более $ 100 млрд. Судя по отчетам и нотификациям других стран – членов ВТО, 90% из них преимущественно используют только меры «зеленой корзины». Они помогают увеличить конкурентоспособность и производительность предпринимателей. Фермерам не стоит рассчитывать на то, что их будут субсидировать вечно.

Источник: altapress.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Полезные ссылки:

202X143_5Гербlogo